Литературный Гурзуф.

А.С.Пушкин – во время южной ссылки провел несколько недель 1820г. в Гурзуфе.

Путешествие на южный берег Крыма Пушкин совершил с семьей генерала Н.Н.Раевского, с чьим сыном Николаем был дружен Александр Сергеевич. Раевские снимали в Гурзуфе дом, принадлежащий герцогу Дюку Ришелье.

Возле дома Ришелье растет знаменитый пушкинский кипарис, о котором поэт писал в письме к лицейскому другу А.Дельвигу: «В Юрзуфе (Гурзуфе) жил я сиднем, купался в море и объедался виноградом; я тотчас привык к полуденной природе и наслаждался ею со всем равнодушием и беспечностью неаполитанского lazzarone. Я любил, проснувшись ночью, слушать шум моря – и заслушивался целые часы. В двух шагах от дома рос молодой кипарис; каждое утро я навещал его и к нему привязался чувством, похожим на дружество. Вот все, что пребывание в Юрзуфе (Гурзуфе) оставило у меня в памяти».

В настоящее время в Гурзуфе находиться дом-музей А.С.Пушкина.

Еще одно примечательное «пушкинское» местооливковые деревья (оливковая роща) около южных ворот парка. Здесь Пушкин любил гулять, любуясь морем. Рядом с оливами установлен памятник и мемориальная доска с надписью: "Здесь был А. С. Пушкин".

В Гурзуфе Пушкин работал над поэмой "Кавказский пленник", написал несколько лирических стихотворений; у поэта возникли замыслы поэмы "Бахчисарайский фонтан" и романа "Евгений Онегин": " Там колыбель моего Онегина" писал сам Пушкин.

В Гурзуфе, в кругу семьи Раевских Пушкин провел счастливейшие минуты своей жизни!

«Отсюда морем отправились мы мимо полуденных берегов Тавриды, в Юрзуф (Гурзуф), где находилось семейство Раевского. … Корабль плыл перед горами, покрытыми тополами, виноградом, лаврами и кипарисами; везде мелькали татарские селения; он остановился в виду Юрзуфа (Гурзуфа)…Проснувшись, увидел я картину пленительную: разноцветные горы сияли; плоские кровли хижин татарских издали казались ульями, прилепленными к горам; тополи, как зеленые колонны, стройно возвышались между ними; справа огромный Аю-Даг… и кругом это синее, чистое небо, и светлое море, и блеск, и воздух полуденный… Там прожил я три недели. Мой друг, счастливейшие минуты жизни моей провел я посереди семейства почтенного Раевского». (из письма Пушкина А.С. к брату Пушкину Л.С.)

Вот одно из стихотворений Пушкина, где легко можно узнать пейзажи Гурзуфа и руины Генуэзской крепости на утесе над бухтой:

Когда луна сияет над заливом,

Пойду бродить на берегу морском

И созерцать в забвеньи горделивом

Развалины, поникшие челом.

Старик Сатурн в полете молчаливом

Снедает их...

И волны бьют вкруг валов обгорелых

Вкруг ветхих стен и башен опустелых.

 

В Гурзуфе находится "уединенная пещера", в которой поэт проводил часы со своей возлюбленной. об этом известно из черновых рукописей Александра Сергеевича:

"Есть у моря под скалой

уединенная пещера..."

"Приют любви, он вечно полон

Прохладой сумрачной и влажной"

Где же находилась эта пещера - приют любви поэта? В самом Гурзуфе нет никаких пещер, но они есть в скале Шаляпина. Пещера эта носит название Пушкинского грота, но добраться в нее можно только со стороны моря. По соседству с гротом, скрывается и другая пещера, снаружи в нее прохода нет. Из Пушкинского грота, через узкий подводный тоннель длиной 10-12 метров можно проникнуть в соседнюю пещеру - пройти в нее можно было только сверху, с нынешней Пушкинской площадки лагеря "Лазурный". Сейчас этот проход завален в обвалом горной порода и время стерло следы этого прохода в пещеру. Но во времена Пушкина вход этот еще существовал, и пещера была доступна для посетителей. Сама пещера внушительных размеров и по красоте превосходит Пушкинский грот.

После пребывания в Гурзуфе, поэт вновь и вновь в стихах и письмах возвращается к "приюту любви" уединенной пещере у моря под скалой.

В дань памяти Пушкину в "Артеке" на "Пушкинской площадке" в Суук-Су создали целый сказочный мир образов из произведений А.С.Пушкина. К входу в Пушкинскую скалу достроили из дерева в старинном стиле крыльцо дворца царя Салтана, среди деревьев, окружающих площадку, поставили чудо-избушку на курьих ножках.Площадку украсила огромная голова витязя в громадном шлеме, напротив в ступе "летела" колдунья с метлой, а в кустах скрывался серый волк...В Пушкинском уголке артековцы инсценировали с"Сказку о рыбаке и рыбке", "Сказку о попе и работнике его Балде" и другие.


Адам Мицкевич – польский поэт, в 1825 году совершил путешествие по Крыму: на парусной яхте «Каролина» высадился в Евпатории, под впечатлением от поэмы А.С.Пушкина «Бахчисарайский фонтан» посетил Ханский дворец, объехал окрестности Ялты и посетил Гурзуф, где остановился у графа Густава Олизара - молодого польскго поэта и музыканта, который жил у самого подножья Аю-Дага

 

Мне любо, Аюдаг, следить с твоих камней,

Как черный вал идет, клубясь и нарастая,

Обрушится, вскипит и, серебром блистая,

Рассыплет крупный дождь из радужных огней…

Адам Мицкевич

 

Гурзуф поразил Мицкевича своей красотой. Так пишет поэт в письме к брату: «Часть Крыма между горами и морем представляет одну из прекраснейших местностей в мире. Небо так же чисто и климат так же мягок, как в Италии, но зелень красивее.. Передо мной страна волшебной красоты..

На вилле Олизара Адам Мицкевич создал свои знаменитые «Крымские сонеты».

 

Предполагают, что в Гурзуфе могла состояться встреча Мицкевича с Александром Грибоедовым, который также в это время путешествовал по Крыму и был проездом в Гурзуфе.

 

Н. А. Некрасов – "Море и здешняя природа, вообще, пленяют меня и успокаивают" – писал он о Крыме.

Во время своего путешествия в Крым в 1876 г. экипажем ездил в Гурзуф, который очень понравился Николаю Алексеевичу. Некрасов с особым интересом знакомился с местами, связанными с именем А.С.Пушкина – в 1872 году он закончил поэму "Русские женщины", четвертая глава которой посвящена жизни Пушкина в Гурзуфе. Поэт до этого момента никогда не видел Гурзуф, хотя в поэме описал его еще пять лет назад и сейчас воочию убедился, что не преувеличивал очарования и живописности этого городка.

«. . .Юрзуф (Гурзуф) живописен: в роскошных садах

Долины его потонули,

У ног его море, вдали Аюдаг...

Татарские хижины льнули

К подножию скал; виноград выбегал

На кручу лозой отягченной,

И тополь местами недвижно стоял

Зеленой и стройной колонной . . .»


Леся Украинка – великая украинская писательница и поэтесса, ее имя вошло в историю украинской литературы наравне с именами Т.Шевченко и И.Франко.

Многие произведения Леся Украинка написала в Крыму. Поэтесса побывала в Ялте в 1888 г. – создала в это время цикл стихотворений "Путешествие к морю", "Крымские воспоминания"; в январе 1897 года Леся – пишет свое первое драматическое произведение "Ифигения в Тавриде"; в 1907-1908 годах – работает над драматическими поэмами "Кассандра", "В пуще", драмой "Руфин и Присцилла".

Леся Украинка часто приезжала в Гурзуф, расположенный недалеко от Ялты. В память о ней в гурзуфском парке установлен бюст поэтессы.


 

Маяковский В.В. – великий русский поэт. В 1914г впервые побывал в Крыму и полюбил его с первого взгляда. С 1926-1929гг. проводил в Ялте каждое лето и часто ездил в Гурзуф. 12 августа 1927г. выступил в Гурзуфе с чтениями своих стихотворений.

Под впечатлением от путешествия в Гурзуф и Артек в 1928 Маяковский написал сценарий к первому фильму об "Артеке" под названием "Дети", а также множество стихотворений.

КАНЦЕЛЯРСКИЕ ПРИВЫЧКИ

Я

два месяца

шатался по природе,

чтоб смотреть цветы

и звезд огнишки.

Таковых не видел.

Вся природа вроде

телефонной книжки.

Везде -

у скал,

на массивном грузе

Кавказа

и Крыма скалоликого,

на стенах уборных,

на небе,

на пузе

лошади Петра Великого,

от пыли дорожной

до гор,

где грозы

гремят,

грома потрясав,-

везде

отрывки стихов и прозы,

фамилии

и адреса.

"Здесь были Соня и Ваня Хайлов.

Семейство ело и отдыхало".

"Коля и Зина

соединили души".

Стрела

и сердце

в виде груши.

"Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Комсомолец Петр Парулайтис".

"Мусью Гога,

парикмахер из Таганрога".

На кипарисе,

стоящем века,

весь алфавит:

а б в г д е ж з к.

А у этого

от лазанья

талант иссяк.

Превыше орлиных зон

просто и мило:

"Исак

Лебензон".

Особенно

людей

винить не будем.

Таким нельзя

без фамилий и дат!

Всю жизнь канцелярствовали,

привыкли люди.

Они

и на скалу

глядят, как на мандат.

Такому,

глядящему

за чаем

с балконца

как солнце

садится в чаще,

ни восход,

ни закат,

а даже солнце -

входящее

и исходящее.

Эх!

Поставь меня

часок

на место Рыкова,

я б

к весне

декрет железный выковал:

"По фамилиям

на стволах и скалах

узнать

подписавшихся малых.

Каждому

в лапки

дать по тряпке.

За спину ведра -

и марш бодро!

Подписавшимся

и Колям

и Зинам

собственные имена

стирать бензином.

А чтоб энергия

не пропадала даром,

кстати и Ай-Петри

почистить скипидаром.

А кто

до того

к подписям привык,

что снова

к скале полез,-

у этого

навсегда

закрывается лик-

без".

Под декретом подпись

и росчерк броский -

Владимир Маяковский.

1926, Ялта, Симферополь, Гурзуф, Алупка

 
Design by Natalia Evsyukova